Бывший следователь Левон Агаджанян обрел семейное счастье в «Матросской Тишине»

Бывшему сотруднику СКР сняли препятствия для регистрации брака в СИЗО.
Басманный суд Москвы вынес решение по весьма неожиданному вопросу, который возник во время расследования в отношении экс-следователя столичного главка Следственного комитета России (СКР) Левона Агаджаняна. Он, напомним, обвиняется в фальсификации материалов уголовного дела о стрельбе в «Москва-Сити» в 2017 году. Как стало известно “Ъ”, следователь Виталий Никитченко, который вел дело господина Агаджаняна, сначала длительное время не давал тому разрешения на регистрацию брака, а затем и вовсе свадьбу запретил. Представитель СКР в суде объяснил это решение тем, что бракосочетание в «Матросской Тишине», где находится подследственный, может «повлиять на установление истины» по делу жениха. Однако суд, упомянув о нормах Семейного кодекса, расценил позицию следователя как нарушение Конституции России и Европейской конвенции о защите прав человека, обязав снять ограничения для создания новой семьи. Отметим, что в прошлом году понадобилось решение суда и для того, чтобы Левон Агаджанян смог расторгнуть предыдущий брак.

Жалобу защиты Левона Агаджаняна Басманный суд рассматривал два дня. В ней, по данным “Ъ”, адвокат Леонид Шарый, представляющий интересы экс-следователя, обвиняемого в фальсификации доказательств по делу о перестрелке в «Москва-Сити», настаивал на том, что следствием допущено грубое нарушение прав его клиента. По мнению адвоката, следователь по особо важным делам ГСУ СКР Виталий Никитченко, возглавляющий расследование в отношении его доверителя, на протяжении нескольких месяцев безосновательно блокировал заключение нового брака господина Агаджаняна.

Об этом сообщает База компромата

Из пояснений заявителя суду следовало, что 20 июля 2021 года он направил господину Никитченко ходатайство, в котором просил дать согласие на регистрацию брака своего клиента.

Помимо этого, в обращении содержалась просьба уведомить о принятом решении начальника СИЗО «Матросская Тишина», где с декабря 2020 года содержится арестованный, запустив таким образом процедуру бракосочетания, предусмотренную в подобных случаях законодательством. В частности, отмечал адвокат, начальник изолятора, получив согласие следователя, должен заверить подпись Левона Агаджаняна на соответствующем заявлении, направить документ в Богородский ЗАГС, а затем одобрить проведение регистрации брака на территории СИЗО. На церемонии хотели бы присутствовать двое несовершеннолетних детей невесты Екатерины, на которых защитник надеялся оформить у начальника изолятора разовые пропуска.

Не получив ответа на обращение, господин Шарый дважды продублировал его, а затем к следователю по этому поводу обратился и господин Агаджанян. Однако тот не нашел оснований для разрешения регистрации брака. Не помогла разрешить ситуацию и адвокатская жалоба на имя замглавы ГСУ СКР Валерия Алышева, который её отклонил.

А в декабре прошлого года и январе нынешнего, как говорилось в оглашенных в суде материалах, следователь Никитченко направил руководству «Матросской Тишины» письма для доведения до сведения господина Агаджаняна, запрещающие регистрацию его брака.

Как настаивал в суде адвокат, такая позиция нарушает конституционные права его клиента «на семейную жизнь», а также ст. 17 закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и приказ Минюста №189. Согласно этим актам, содержащиеся в СИЗО обвиняемые могут участвовать в гражданско-правовых сделках, в том числе заключать и расторгать брак с разрешения лица или органа, в производстве которых находится дело. Они же разрешают и регистрацию брака на территории изолятора, если она не нарушает правила внутреннего распорядка СИЗО.

Левон Агаджанян своего защитника в суде полностью поддержал. Виталий Никитченко на рассмотрении жалобы не присутствовал, а его коллега, пришедший в Басманный суд, попросил её отклонить. Аргументируя свою позицию, представитель СКР акцентировал внимание суда на том, что невеста господина Агаджаняна была допрошена в качестве свидетеля по делу её жениха, в связи с чем заключение этого брака может «повлиять на установление истины».

Впрочем, представитель Генпрокуратуры с этим доводом не согласился. Прокурор заметил, что расследование уголовного дела и заключение брака никак между собой не связаны.

В итоге судья Валентина Левашова встала на сторону заявителя и надзорного ведомства. В своём решении она напомнила, что перечень обстоятельств, которые могут заблокировать процедуру бракосочетания, изложен в Семейном кодексе, и он «расширенному толкованию не подлежит». При этом ни расследование уголовного дела «в отношении лица, желающего вступить в брак», ни его процессуальный статус не могут рассматриваться как препятствие для регистрации брака. Бездействие следователя в этом вопросе и тем более «запрещение регистрации», посчитала судья, нарушают требования не только Конституции РФ, но и Европейской конвенции о защите прав человека. Удовлетворив таким образом адвокатскую жалобу, Басманный суд обязал следователя СКР устранить допущенные им нарушения. Адвокат Леонид Шарый отказался комментировать “Ъ” судебное решение.

Отметим, что летом прошлого года судья Валентина Левашова уже принимала решение, снявшее препятствие к созданию господином Агаджаняном новой семьи. Тогда она, удовлетворив жалобу защиты обвиняемого, обязала следствие разрешить господину Агаджаняну оформить доверенность и другие документы, связанные с расторжением прежнего брака.

Источник: ВЧК-ОГПУ