Loading

Луганщина: снова поле для экспериментов

06.12.2018
Луганщина: снова поле для экспериментов


(Новейшие методики изъятия денег при помощи археологической науки)

Ситуация, сложившаяся в Луганской области вокруг проведения археологических экспертиз во время земельных операций, демонстрирует нам очень странное отношение Института археологии Академии наук Украины к выполнению возложенных на него законом функций. Что же это на самом деле – рудимент советской системы, или целенаправленно построенная схема перераспределения обширных денежных потоков?

Вопросы отвода земли, пожалуй, остаются наиболее болезненными в плане затрат денежных средств. Все прекрасно понимают, что именно земля является ключевым субъектом и при строительстве, и во время размещения производств, и для ведения сельского хозяйства. Подразумевается также, что, начиная с момента получения разрешения местного совета на начало проектирования, размер вложенных застройщиком денежных средств набирает ту «критическую массу», после которой все дополнительные условия выполняются им скрепя зубы, но практически безоговорочно.

Отвод земельного участка – процедура довольно сложная и включает в себя ряд обязательных согласований, в том числе с органами охраны культурного наследия. На сегодня требования текущего законодательства предполагают, что перед каждой операцией с землей археологи должны обследовать местность на наличие древностей и вынести свой вердикт: никакие земляные работы не возможны, если на участке есть древности. Вот тут и заложена своего рода мина замедленного действия: обследование территории должны проводить археологи, а делать выводы – госорган охраны, то есть чиновники. Почему так происходит?

В бытность академика П.П.Толочко, директора Института археологии АН Украины (ИА НАНУ), депутатом Верховной Рады, были приняты Земельный Кодекс и два профильных закона – «Об охране культурного наследия» и «Об охране археологического наследия». Суть принятых норм заключается в том, что только Институт археологии НАНУ имеет полномочия проведения археологических экспертиз, на основании которых проходит согласование с госорганом охраны каждого конкретного отвода земли. Намерено это было сделано или случайно – судить не нам. Но факт остается фактом: монополизм ИА НАНУ был закреплен законодательно.

Но ведь ИА НАНУ не является коммерческой структурой, и деятельность он свою ведет, как это записано в статье 4 Устава Академии «с целью удовлетворения государственных и общественных потребностей», но уж никак не ради коммерческой деятельности.

Выход из тупика был найден. Для перераспределения денежных средств, полученных от проведения по всей территории Украины археологических экспертиз, было создано Государственное предприятие «Научно-исследовательский центр «Охранная археологическая служба Украины» ИА НАНУ (код ЕДРПО 31467214), директор его – Д.Н.Козак, он же – заместитель директора ИА НАНУ. Именно это дочернее предприятие со своими многочисленными, уже «внучатными» и «правнучатными» отпочкованиями, является на сегодня монополистом в сфере проведения археологических экспертиз.

Расценки, по которым это ДП проводит экспертизы, являются ведомственными и не имеют силы закона, кроме того, они постоянно и регулярно повышаются. Суммы же, которые получает данное предприятие всего лишь от одного вида деятельности просто астрономические. Например, визуальное обследование участка размером всего лишь 0,5 га стоит 3732,72 грн. Изучение местности 2 на 4 км плюс закладка двух шурфов размером 2х2 м обойдутся застройщику ни много, ни мало – по смете – в 17 тысяч 177 грн 00 коп. И таких обследований в каждой области ежемесячно проходят сотни. Это без учета того, что в каком-то месте могут оказаться в наличии памятники археологии, подлежащие исследованию. В этом случае их раскопки также оплачивает заказчик, но сумы исчисляются уже сотнями тысяч гривень. На наш взгляд, односторонний характер ценообразования на предоставляемые услуги и отсутствие должного контроля за распределением полученной прибыли, формируют определенные коррупционные риски.

Никто не знает, каким образом тратятся эти деньги, на какие нужды расходуются. В любом случае, непосредственно для проведения основного вида деятельности ИА НАНУ – научных археологических изысканий – уходят копейки. А остальное? Думаем, что как раз распределение ДП ИА НАНУ полученных средств может стать темой следующего журналистского расследования.

Некоторое представление о том, насколько сильно бьют по карманам заказчиков подобные действия, демонстрируют данные антимонопольного комитета. В нескольких областях Украины (Харьковской, Волынской) на деятельность ДП обращено пристальное внимание, а в Черновецкой и Ивано-Франковской областях антимонопольный комитет уже наложил штрафы на местные ДП ИА НАНУ за «навязывание потребителям ненужных им платных услуг».

Для Луганской же области Институт археологии приготовил отдельный сюрприз. Полномочия по проведению экспертиз он делегировал частной структуре – Обществу с ограниченной ответственностью «Центральнодонецкая археологическая экспедиция» (код ЕДРПО 13389270). Согласно выписке из государственного реестра, у этого предприятия уставный фонд составляет 50 копеек, из которых ИА НАНУ внес целых 20 коп. И это при том, что заказы на проведение работ составляют тысячи гривень ежемесячно.

Мы владеем информацией о том, что после того, как в конце 2007 года ряд общественных организаций Луганщины подняли вопрос о законности проведения таких экспертиз в области частной структурой, ИА НАНУ оперативно переформатировал свою деятельность в регионе. С марта месяца 2008 года полномочия по проведению экспертиз в Луганской области были переданы Дочернему предприятию государственного предприятия.... ИА НАНУ. в общем, все по выше описанной схеме. Интересно, что новоиспеченная организация получила название, очень похожее на предыдущее – «Центрально-донецкая экспедиция» (код ЕДРПО 35799727). Более того, кроме названия у них полностью совпадают и юридические адреса – г. Перевальск, ул. Больничная 1/38. Судя по уставным документам, это просто домашний адрес учредителя и директора обоих предприятий – Ю.М.Бровендера. Видимо, учитывая будущие миллионные обороты, уставный фонд новой структуры ИА НАНУ определило аж в 100 грн, к тому же, на середину ноября 2008 года он так и не был оплачен учредителем. Будущим заказчикам работ у этого предприятия стоит задуматься о том, что законом определена ответственность исполнителя именно в размере уставного фонда – тех самых неоплаченных ста гривень.

Вызывает сомнение сам факт законности образования подобной структуры. Так, согласно ст. 11.7. «Основных принципов организации и деятельности научно-исследовательского института НАНУ», участие НАНУ в образовании предприятий со смешанной формой собственности возможно только лишь с разрешения Президиума НАНУ. Никакой официальной информации о подобном решении высшего органа академии не было, и нет. Но, возможно, именно создание новых ДП, отпочкованных от уже существующих ДП, позволяет обойти упомянутую норму.

Дальше – еще интереснее. Всю странную схему проведения археологических согласований осложняют несколько не менее странных надстроек. Два года назад ИА НАНУ создал в Луганской области дополнительно целых два филиала (для справки – во всей Украине официально и полноценно функционирует только один – Крымский филиал). Эти новые филиалы получили название «Донбасский» с центром в г. Алчевске на базе Алчевского технического университета и «Луганский» в областном центре на базе ЛНПУ им. Т.Шевченко. Служат они в данный момент своеобразным научным прикрытием для проведения в области описанных экспертиз ДП ИА НАНУ. О том, что функция филиалов именно такова, а вовсе не научная говорят факты: филиалы не имеют статуса самостоятельных юридических лиц, не получают никакого финансирования, не проводят научных исследований, не имеют в штате ни одного сотрудника.

Лесь Танюк, народный депутат Украины, автор альтернативного действующему, проекта закона «Об охране культурного наследия» так прокомментировал ситуацию, которая сложилась в Луганской области: «Думаю, что здесь конечно имеет место жульничество – иначе, зачем научным институтам использовать такие странные схемы, зачем менять все эти названия? Разбираться нужно со всеми этими «учредителями». Что поможет? Возможно, большая открытость, привлечение независимых экспертов, децентрализация деятельности». Действительно, прав Лесь Степанович – трудно требовать от одних и тех же людей одновременно и работу делать и самим ее контролировать.

Нужно сказать и о том, что государственные органы охраны исторического наследия (облгосадминистрация) в Луганской области тоже поставлены в странное положение. С одной стороны, именно они являются окончательной инстанцией, которая дает согласование для отвода земли. Однако условием оформления такого согласования является... ну конечно же, Вы правильно догадались, уважаемый читатель – акт археологической экспертизы, оформленный по всем тем странным правилам, которые были описаны выше и с участием тех самых структур, на которые укажет Институт археологии НАНУ.

Все, круг замкнулся, система работает, и довольно удачно – по крайней мере, прибыльно для е организаторов. Удастся ли нам разорвать этот круг, или каждый желающий отвести земельный участок будет и дальше платить разным аферистам от науки баснословные деньги за оказанные сомнительные услуги? Зависит от нас, конечно же.

Алексей Бритюк для "Вечернего Луганска"